Красоты хребта Чандалаз или "Этот перевал пройдем, а там уже близко"

Дата события: 
01-02 апреля 2017 года

Примечание: Отчет о похождениях не пещерных людей и тех, кто шел рядом

2 группы:

пещерные люди – 7 человек (Артем, Екатерина, Евгения М., Николай, Роман М., Руслан С., Руслан Т.),

не пещерные люди – 8 человек (Александр, Валерия, Василий, Евгения, Роман, Светлана, Татьяна, Тимофей).

Руководитель похода – Александр Коломеец

Руководитель пещерных – Руслан Тя-Шен-Тин

Завпрод – Татьяна Лукьяненко

Завснар – Артем Данилов

Навигатор – Василий Мухаметгалимов

Основной маршрут: Владивосток – п. Лозовый – Чандалаз – 152 км – Владивосток

Радиальные выходы:

у пещерных – Соляник;

у не пещерных – Ворошиловские водопады, пещера Мечта Спелеолога / Дерево желаний.

Общий километраж:

у пещерных – 24,8 км с рюкзаками, плюс 9,0 км до пещеры и обратно и сколько-то там км в пещере;

у не пещерных – 26,3 км с рюкзаками, плюс 10,8 км без рюкзаков.

Хронология основных событий похода:

07:23 – отбытие электрички с ж/д вокзала Владивостока

10:15 – 10:45 – перекус в электричке

11:00 – фасовка еды по рюкзакам, перераспределение веса

11-38 – станция Лозовый

11-44 – 11-48 – магазин

12-18 – 12-26 – второй магазин

13:10 – 13:25 – привал

14:05 – 15:20 – привал на обед

15:24 – разделение группы

15:31 – база Чандалаз

15:45 – 15:50 – привал, отправление налегке к Ворошиловским водопадам

16:25 – 16:28 – привал у ручья

16:55 – 17:00 – первый водопад

17:15 – 17:25 – второй водопад, обратный путь

18:32 – 18:45 – привал у вещей, сбор в путь

19:08 – вершина рядом с ЛЭП

19:28 – ушли с дороги

20:05 – 20:10 – привал, поиск пути

20:58 – 21:09 – привал на склоне, перекус

21:28 – вершина

21:36 – вершина

21:55 – 22:00 – привал на спуске

22:25 – вышли на дорогу

23:03 – достигли лагеря

00:15 – 01:00 – ужин

01:40 – 02:00 – отход ко сну

06:30 – 07:00 – подъем дежурных

07:23 – 08:03 – завтрак

08:17 – выход из лагеря

08:52 – начало подъема по тропе к пещере

09:15 – 09:20 – пещера

09:49 – 10:22 – спуск от дерева к дороге

10:44 – лагерь

11:04 – 11:31 возвращение пещерных людей

12:30 – 13:00 – обед

13:15 – выход из лагеря

13:52 – 14:02 – привал

14:21 – вышли на дорогу

14:40 – 14:52 – привал

15:52 – привал около станции

16:00 – достигли станции 152 км

16:53 – электричка

 

Информация о месте посещения (редко читаемая, но вдруг кому интересно):

Хребет Чандалаз (Лозовый) представляет собой четко обособленный скальный участок. Протяженностью 8 км. На всем протяжении скальные массивы чередуются высотами, бархатистыми склонами, отвесными скалами. Острыми каменистыми гребнями. Хребет начинается от п. Лесное и заканчивается в районе с. Екатериновка. Наибольшая вершина хребта 760 метров.

В результате сдвига тектонических плит Лозовский хребет поднялся со дна океана много веков назад. Примерно 15 тысяч лет назад риф являлся место обитания людей; в пещерах были найдены их стоянки. При палеонтологических раскопках, проходивших под руководством Э.В. Алексеевой и М.Н. Тиунова, в пещере Близнец, в нижней части склона хребта Лозовый, были обнаружены следы жизнедеятельности древнего человека.

Природа древнего рифа уникальна. С вершины рифа открывается великолепный вид на близлежащие долины, в том числе Золотую Долину, и хребты Партизанский и Макаровский. Крутые и отвесные склоны рифа пересекают глубокие распадки. Многочисленные пещеры, останцы разных форм, воронки, карры, небольшие арки неизменно привлекают туристов.

В лесу, который укрывает риф, встречаются сосны и виноград, актинидия и лимонник, повсюду цветет рододендрон, есть тисовые деревья. 

В отрогах хребта Лозовый (Чандалаз) обитают 300 видов редких животных и растений, многие из которых занесены в Красную книгу.

Пещера «Соляник» («Шахта приморья») - является самой глубокой пещерой Дальнего Востока. Глубина составляет около 122 метров. Она была открыта 9 марта 1973 г. и получила название Зимородок. После трагической гибели (при спасении утопающего) ее первооткрывателя А.А. Соляника в мае того же года шахта была переименована. Полость разработана по системе пересекающихся, реже параллельных трещин. В верхней части - это расселины шириной до 2 м, осложненные колодцами (до 8 м) в местах пересечения трещин. Нижняя часть полости представляет собой шахту глубиной 70 м с двумя каменными пробками. Заканчивается шахта залом с большим количеством остаточных глинистых отложений. В полости имеются разнообразные натеки. В стенах шахты наблюдаются контакты с алевролитами и конгломератами.

Пещера "мечта Спелеолога" известна местным жителям давно, так как входное отверстие очень хорошо заметно с подножия юго-восточного склона хребта. Она интересна тем, что в 10,5 м от входа в ее своде в результате обрушения образовалось большое отверстие (7 кв.м), выходящее на поверхность.

 

А теперь поехали о нас любимых:

Поход был запланирован за несколько недель, но несмотря на это состав участников менялся, и даже были понесены потери – должность доктора внезапно оказалась вакантна. Но как бы там ни было: роли были озвучены, участники отправились по домам репетировать: планировать меню, снаряжение и маршруты. В общем чате велось активное обсуждение всего на свете, в том числе и того, кто с кем спит. И спит ли. Способ заброски был выбран при помощи электрички, отбывающей из Владивостока в 07:23, следующей мимо станции Лозовый, выбранной начальной точки пешего маршрута. Место встречи было изменить нельзя, поэтому 01 апреля все встретились в третьем с конца вагоне.

За окнами проносились весенние пейзажи, народ мирно дремал, обсуждал мелочи жизни, делал массаж друг другу и растягивался на коврике.

Всем было весело. К 10:14 стало еще интереснее, потому что наконец-то руководители похода решили рассказать участникам этого самого похода о том, что их собственно ждет, как ляжет на карте их маршрут до лагеря и где расстанутся 2 группы. Те, кто не влез в тесный круг обсуждения, недолго думая, решили перекусить.

Когда план Барбаросса был озвучен и согласован, остальные присоединились к перекусу. Все-таки еда – это святое. А отбирать еду у других – это кредо некоторых людей. К 11:00 перебазировав груз из рюкзаков в живот, туристы решительно приступили к дележке припасов, трелевке снаряжения и методичному взвешиванию получившихся баулов. Обладателем самого тяжелого рюкзака оказался Руслан С. – 29,4 кг – но делиться чем бы то ни было он отказался. Время близилось к часу икс. Подхватив рюкзаки, все приготовились к старту. 11:38 – станция Лозовый. Пора на выход. Довольно оперативно и быстро передислоцировавшись из предбанника вагона на платформу, народ неожиданно начал разброд и шатания по ней.

Первые нагоняи за нарушения правил поведения, знакомство с пятнадцатым участником похода, о котором знали только избранные, и легкий шаг одновременно вперед, к поставленной где-то там вдали цели. После недолгого следования по поселку первая остановка у магазина, затаривание водой, подгонка снаряжения, избавление от лишней одежды и продолжение пути до следующего... магазина. Хорошее место. Прибыльное. От начала выхода прошло всего полчаса, и уже появились первые атрибуты похода: натертые мозоли и порванный рюкзак. Пока одни делили мороженное, другие лепили пластыри. 12:26. Теперь все были готовы к продолжению пути. Навигатор, как самый глазастый, даже подметил сочувствие и недоумение во взоре пробегавшего мимо аборигена – кошки. И чтобы времени у него было не так много, дабы глазеть по сторонам без дела, его, как самого крайнего Сусанина, пустили вперед, показывать дорогу, но тот все равно чуть не увел группу к Дому престарелых. И после того, как все устремились мимо нужного поворота, притормозивший Руслан Т. решил окликнуть утопавший вперед народ и ехидно намекнуть, что дорога лежит в другую сторону.

Вскоре асфальтовая дорога закончилась – поселок остался за спиной, под ногами застелилась укатанная до гранитной твердости грунтовка. Рукпох, как великий знаток походов и необходимых атрибутов этого дела, учил плохому – ныть. Учил из рук вон плохо, поэтому требовали только апельсин, да и то лишь после напоминаний. Тем не менее, на нервенных и впечатлительных хватило и этого подобия – мрачные обещания срывались с уст.

На мосту, спустя 44 минуты ходьбы присели на заслуженный отдых в 15 минут, за которые опытные туристы показали мастер-класс по заклеиванию натираемых мест пластырем, восполнению калорий и мгновенному разведению огня, а также поведали о плюсах одинаковых размеров ботинок.

И снова потянулась дорога, с одной стороны огороженная подступающими деревьями, с другой – округлыми сопками. Иногда из-за поворота показывалась цель затеянного путешествия – хребет Чандалаза.

Через сорок минут впереди показались дома, а стрелка на часах неумолимо перескочила цифру 14:00, оговоренную под время на обед. Оставалось найти место временной стоянки для приготовления пищи. Миновав мост и свернув с дороги направо, углубились в голый лес и через пару метров за речкой сбросили рюкзаки, приступив к оперативному добыванию огня и разделению еды.

Катя сразу отделилась, вытащив толстую иглу с ниткой и начав штопать рюкзак. Картошка так долго варилась, что за это время успели и дров наломать, и бутерброды расфасовать, и чай по термосам разлить, и точку в навигатор поставить... Тут-то и подоспел обед. Ложки звенели, миски пустели. Сполоснув посуду, дожевав положенную печеньку, закинули рюкзаки на спину и направились обратно к дороге. Не прошло и четырех минут после выдвижения, как появилась развилка. Место расставания. Пещерная группа отделилась и ушла налево, нам оставалось лишь отвернуть направо и идти вперед. К неведомым перевалам.

Вскоре дорога вывела к базе "Чандалаз", за которой вдалеке стали видны ЛЭП. Стоит отметить, что чем дальше уходили от цивилизации, тем больше ям и луж становилась на дороге. Миновав тройку длинноногих опор, оставшаяся группа туристов стала искать место для заныкивания вещей на время быстрой прогулки до водопадов. Больше всего в лесу опасались местных жителей и других людей, чем зверей, от того ступали по лесной подстилке аккуратно, стараясь не оставлять следов, и все равно умудряясь попасть в сохранившиеся "озерца" снежного покрова.

Разгрузившись, подтянув штаны и захватив пустую бутылку, подумали. И некоторые все же взяли фонарики. На всякий случай. А затем отряд бодро зашагал обратно к дороге и по ней все дальше и дальше в лес, поскрипывая попадающимся льдом, похрустывая снегом и обходя лужи. Некоторые так и вовсе летели, как на крыльях, освободившись от лишней тяжести. По левую руку осталась вторая линия проводов, тянущаяся к вершине сопки.

На повстречавшихся развилках упрямо выбирали поворот направо. Последняя развилка была очень запоминающейся – слева крутой подъем взбирался вверх, но нам было не туда. Вскоре дорога сошла на нет, превратившись в утоптанную тропу, сбиться с которой было невозможно. Вскоре вокруг зазеленел хвощ. Речка, все время бывшая по правую руку от нас, пересекла тропу. Перебравшись на другой берег, глянули на часы – тридцать пять минут идем – и решили ненадолго присесть. От воды тянуло холодом, зубы сводило при глотках, но все улыбались и щурились.

Дальше петляла то ли речка, то ли тропа, но их встречи не оставляли никого равнодушным, заставляя перебираться по скользким камням или упавшим через них деревьям. Укрытая наполовину снегом и льдом река переливалась в лучах солнца, выбиравшегося из-за облаков и внезапно согревавшего спину. Небольшая заводь сияла зеленым цветом. В 16:55 был достигнут первый водопад. Не став долго рассиживаться, задумались о том, куда ушла тропа. Вместо того, что перейти на другой берег, поползли вверх той стороне реки, откуда пришли, цепляясь за камни, ветки, кусты и друг друга, а потом также спускались обратно вниз, с высоты наблюдая на другой стороне ту самую тропу... Едва представилась возможность, перебрались на другой берег и пересчитались. Нас было пятеро. Троих не хватало. Где-то в кустах затерялись Тимофей, Роман и Евгения.

Интрига нарастала. Постепенно к тропе вышли парни, а Жени все не было. Но не успели зерна паники прорасти, как девушка нашлась, жива и здорова, а стоило пройти еще пару шагов, как наградой стал второй Ворошиловский водопад. 17:15.

Задержавшись здесь на десять минут для фотосессии и легкого перекуса, собрались обратно, уверенно следуя хорошо видимой в снегу тропе. Солнце скрылось за сопками, все еще давая свет, достаточный чтобы различить путь, но уже не играя веселыми бликами на поверхности воды. Меньше чем через час вышли к заросшей колее, которая вливалась в дорогу. Отсюда было уже рукой подать до оставленных за пригорком вещей, которой все же пришлось поискать. Убедившись в целостности имущества, прежнем количестве туристов-походников, проверив кусты на отсутствие клещей и глотнув освежающего чая/кофе, собрались в дальний путь. К лагерю, разбитому первой группой где-то там, за перевалами. Идти предстояло вдоль ЛЭП, там дорога. Так сказал Александр, а ему верили. Оставалось только выяснить, какая ЛЭП наша. Та, что первая, или та, что вторая? Назад или вперед? Руководитель разведал путь и повел нас за собой, ко второй ЛЭП. Дорога там поднималась к одной из вершин хребта, а не упиралась в седловину. С середины начинался снег. Добравшись до четырехногих гудящих монстров, отряд устремился вперед и вверх, упрямо поднимаясь в гору по заснеженной дороге.

Спустя пятнадцать минут первая для нас вершина Чандалаза была покорена и тут же покинута. Лес смыкал ветки над головой, солнце уверенно клонилось к горизонту, под ногами была утоптанная дорога, терявшаяся где-то впереди.

Время заката близилось, и решили срезать через лес до следующего серпантина дороги. Вокруг колосился хвощ, землю местами устилал снег, хлюпала под ногами вода. Болото. Забирая влево, отряд полз по лесу к неведомой цели, пока не уткнулся в резкий подъем. Вот тут-то и прозвучала первая фраза про перевал. Вверх к вершине сопки устремлялась крутовая ложбина, а где-то по левую руку народ увидел заброшенную дорогу, более мягко взбирающуюся вверх. Вынесенный на всеобщее обсуждение вопрос: как жить, точнее куда идти – разрешили следующим образом: дорога-то вот она, видимая избранным. Она-то нас и завела в заснеженный чапыжник. Колючие кусты аралии и элеутерококка простирались до самого верха. Поминая всех святых (с) и не только, отряд распался, рассыпавшись на отдельные группки, взявшиеся штурмовать подъем, продираясь сквозь густо разросшиеся, переплетшиеся между собой ветки злосчастных колючек, увязая в снегу и ругаясь, но хватаясь за окружавшие их стволы кустов.

Василий и Роман, немного помучившись, вернулись и вовсе назад к ложбине и поднялись по ней, все остальные не желали сдаваться и прорывались вперед. Спустя полчаса чапыжник остался внизу, а отряд выстроился на поляне, переводя дыхание, пока Александр узнавал дорогу.

20:05. Резко темнело, кто до сих пор еще не нацепил налобный фонарь, резко озаботился срочным его водружением на голову. Вернувшийся рукпох пообещал, что этот перевал... Знакомые слова. Но все устремились за ним, потому что больше верить было некому да следовать больше было не за кем. Как-то само собой получилось, что замыкать стал Василий, хотя место первопроходца каждый раз менялось – было мало желающих идти во главе отряда по нетронутому снежному покрову. Затяжной подъем тянулся и тянулся, и снова звучала фраза про перевал. Количество снега под ногами росло пропорционально количеству пройденных метров. Стоило уйти дальше от бровки дороги, как можно было заглубиться по колено, а при желании и по пояс. Ребята стоически терпели мокрые ноги, получавшуюся петляющей тропу, прокладываемую в снегу первым, и мужественно брели вперед. К цели.

Спустя сорок пять минут, когда на дороге появилась проплешина, устроили привал с легким перекусом и моральной поддержкой, что этот перевал перевалить и мы уже где-то рядом. Оставалось верить и идти. А пока радовались как дети НЗ и сходились во мнении, что чапыжник – зло. Женя и Рома, вспомнив о старом способе держать ноги в тепле, вытряхнули из пакетов что-то ненужное, надели освободившиеся целлофаны поверх сухих носков и натянули промокшие ботинки. Время вышло, и с новыми силами пришлось устремиться вперед.

21:30. Очередная вершина на хребте Чандалаз. С высоты открывается удивительная картина мира. Где-то вдалеке горят огни цивилизации, словно протянутая огненная цепочка, близлежащие горы и сопки темными великанами выделяются на фоне более светлого ночного неба, склон теряется в тонком переплетении веток. За спиной подпирают землю четырехногие опоры.

И снова идем куда-то вперед по снежной и явно давно заброшенной дороге. Темно.

Вот под ногами оказывается развилка или какое-то ее подобия, или мираж от пляшущих в глазах зайчиков из-за света фонариков. Выбрав дорогу наверх, забрались на хребет и выясняли, что ушли сильно влево и надо идти обратно вниз...

Обреченно задав раз десять вопрос: мы там точно не пройдем, побрели по собственным следам вниз, к подобию развилки. А оттуда снова вверх. Дорога оказалась миражом. Склон уходил резко вверх, красовалась среди лесных великанов мелкая поросль, в которой затесались полюбившиеся отряду колючие кусты. Без жалоб и стонов походники покорили склон, помогая друг другу чем могли, а затем, поднявшись еще немного выше, вышли на неизвестно уже какую вершину.

"Лагерь где-то там!" – уверенно заявил Александр, махая на темный лес далеко внизу, в котором моргали чьи-то белые блики фонарей. Но стоило попытаться выйти с ними на связь, как вскоре огни исчезли. Верно, чтобы незваные гости на огонек не заскочили.

Порыскав по поляне, рукпох нашел тропу, скатывавшуюся в нужном направлении, и уставшие туристы, движимые одной лишь целью – лагерь – устремились дальше.

Спускаться приходилось медленно, потому что земля под ногами разъезжалась, ветки ломались. Хорошо, что снега да чапыжника не было, лишь неколючие заросли чего-то, плохо определяемого в темноте на ощупь, за которые не страшно было схватиться рукой. Ненадолго остановившись посередине спуска, чтобы подтянуть отстающих, снова скользили вперед, пока не пришли.

К дороге. К прекрасно утоптанной и широкой дороге, бегущей вдоль хребта, идти по которой гораздо проще и лучше, чем по чапыжнику или снегу. Половина одиннадцатого ночи. Рукпох твердит, что уже где-то рядом. Выбора нет. Люди, отвечавшие нам, когда мы были наверху, давно потушили свои огни. Так что завернуть в чужой лагерь не получалось, надо было искать свой.

Что-либо разглядеть вокруг кроме силуэтов сотоварищей по походу сложно. Время идет, ноги отмеряют метры. На встреченной развилке, Василий, что узнал окрестности, уверенно сворачивает налево и рассказывает о том, что внизу будет речка, где обычно ставят лагери туристы, и наш может быть где-то там. Чем ниже спускаемся, тем пристальнее все члены отряда вглядываются в темноту вокруг, выискивая хоть какие-то приметы. Первой в неясном свете фонаря палатки, разбитые пещерными людьми, заметила Таня, боковым зрением (!), и устремилась напрямик, не замечая кустов. На часах одиннадцать ночи. Самое время готовить ужин и ставить собственные палатки. И стоило мужской половине отряда развести костер, как девушки потянулись к нему менять мокрые ботинки на сухие. Носки занимали почетные места на той же ветке, что и котелок. Батарея из разнокалиберной обуви тянулась к теплу, мужской состав ушел на поиски дров. К двенадцати ночи был подан шикарный ужин из плова с мясом.

Вот тут и стали задаваться вопросом, а нужно ли завтра идти к пещерам. Спать хотелось сильно и желательно подольше. Вставать же утром и готовить завтрак было неохота. Методом нехитрого подсчета было решено, что подъем назначается на 7 утра для дежурных. Желающих вставать в такую рань не находилось, от того и пришлось тянуть "спички". Лера и Тимофей выиграли бесценный приз. Доев свою половину плова, спрятав еду и рюкзаки повыше, отряд разбрелся по палаткам. Стрелки на часах пересекли отметку 2. Лагерь засыпал.

Впереди всех ждал скорый подъем.

Валерия, как самая обязательная, проснулась за полчаса до срока и нашла занятие для всех, кто решил высунуться из палатки пораньше, поэтому к моменту, когда встал Тимофей, костер горел, вода кипела, лагерь пробуждался. К половине восьмого все были на ногах, с тарелкой овсяной каши с изюмом в руках. В обещанные кому-то 4 утра никто из пещерных не вернулся, значит время для прогулки оставалось. Быстро припрятав припасы и вещи, отряд выдвинулся и через десять минут вернулся обратно – направлением ошиблись. Мимо лагеря проходила дорога. Повернув в ту сторону, откуда пришли ночью, стали снова подниматься. Миновали развилку и, придерживаясь правой стороны, шли до начала тропы к пещере, видимой издалека.

Подъем оказался затянутым и местами состоящим из одних камней, приходилось цепляться за подручные ветки деревьев и руки товарищей. Зато вид от пещеры оправдал вложенные трудозатраты.

Легкая туманная дымка укутывала видневшиеся вдали хребты, и от того казалось, что те плывут. Небольшая пещера, в которой сложно пройти мимо друг друга, на пятнадцать минут поглотила туристов, по возвращению к выходу которые обнаружили пропажу одного участника. Никто не ведал, куда делась Таня. На призывы она не откликалась. Последней, кто ее видел, была Лера. Но та не могла толком объяснить, куда делась девушка. Решив исследовать тропу, уходящую налево от пещеры, возле которой в последний раз видели Татьяну, вскоре нашли и потерянную душу, обнаружившую "то самое" дерево с фотографии.

Лишь дома выяснится, что было это дерево желаний. В любом случае, пройти мимо было нельзя. Зависнув для фотосессии, лишь потом отправились в обратный спуск, медленно и верно приближаясь по скользкому склону к дороге, по которой уже за двадцать минут неспешного шага добрались до лагеря.

Собравшись у костра, отряд держал совет: когда начинать бить тревогу и готовить ли обед.

Еда имелась, и пока было решено сворачивать лагерь, а через час действовать по обстоятельствам.

Однако прибывший спустя двадцать минут Руслан Т. изменил планы: надо подать горячее к прибытию его группы, да сообщил удивительные вещи: наш отряд ушел в зону эфирного молчания, не отвечая на позывные.

Чуть меньше чем через полчаса подтянулись остальные члены группы пещерных людей. За исключением Кати, натершей мозоли и отставшей. Сборы закипели в лагере, обед тоже закипал, Кати всё не было. Лера разминки ради отправилась к развилке в поисках пропащей и вернулась все также одна. Нет человека. И связи с ним нет. Обед готов, но не все в сборе.

Семеро одного ждут. Недолго.

В половину первого дается команда готовить ложки и тарелки, еда разлетается мигом. Руслан Т., дожевывая на ходу, отправляется на поиски. А спустя пять минут с его ухода раздается звонок. На телефон. Катя промахнулась поворотом и убрела до опор ЛЭП. Связавшись по рации с Русланом Т. и обозначив положение Екатерины, стали упаковывать оставшиеся продукты питания.

Через какое-то время пришла команда выдвигаться в 13:15 независимо от того, вернутся ребята или нет, а значит надо было раскидывать их снаряжение. Упаковав в котелок обед для голодной и уставшей Кати, затушили костер и точно в срок потянулись из лагеря навстречу "судьбе".

"Судьба" в виде Катя встретила всех теплым словом и обрадовалась еде, оперативно приступив к обеду, а затем не менее оперативно пытаясь собрать свой рюкзак.

Кто-то честно отдавал её вещи, кому-то было лень искать их, и они лишь отмахивались. Спустя десять минут пора было выдвигаться в путь. Проезжавшие мимо местные удивленно косились на отягощенных огромными рюкзаками туристов и желали удачного пути.

Чтобы успеть в срок к неизвестно во сколько прибывающей на станцию 152 км электричке, отправились напрямки, через кусты, вниз по склону. Опять.

Скатившись вниз, хватаясь за стволы и ветки, оскальзывая на присыпанной листьями земле, выбрались на дорогу, устремлявшуюся к ЛЭП. За это время Руслан Т. успел на ходу доесть недоеденную Катей порцию супа. Вскоре отряд свернул налево, на явно давно заброшенную колею, по которой через двадцать минут добрался до человеческого жилья.

Здесь сделали положенный по времени привал, а затем бодро зашагали к станции. Она была где-то близко. Мимо потянулись жилые дома и участки, за хлипкими заборами ярились собаки, из некоторых труб тянуло дымом. К четырем часам все стояли на платформе. С Коли снимали клещей, мимо которых тот не смог пройти. Делили оставшийся с обеда и завтрака хлеб, раздавали неучтенную колбасу и паштет, наблюдали за миграцией лягушек в сторону озерца с призывными песнопениями, принимали солнечные ванны, пытались дремать – в общем, коротали время как могли.

В 16:53 раздался гудок прибывшей электрички, готовой доставить туристов по домам. Поход подходил к концу: еще примерно четыре часа отдыха (кому-то меньше) под стук колес, размеренное дожевывание оставшихся продуктов и храп отсыпавшихся пещерников, и ДОМ с горячей ванной и теплым одеялом. Время пролетело незаметно. Вот и наша станция. Пора на выход. Поход окончен.

Но кое-какие выводы отряд не пещерных людей сделал для себя:

- по ЛЭП не стоит ходить, дороги там нормальной нет!

- гамаши нужны даже в апреле.

- оставлять кого-то одного без присмотра нельзя.

Вот и всё... Хотя нет, еше же важный вывод, с которым, пожалуй, все согласятся: ненавижу колючий чапыжник!

А теперь всё. Всем спасибо, это был незабываемый опыт :)

П.С. Часть фотографий любезно представлена Васей. С вами был летописец сего похода.

 

И любезно представленная Василием информация о маршруте похода в картинке:

Фотогалерея: 
Голосование: 
5
Оценка: 5 (голосов 1 )

Комментарии


Аватар artem.olegovich

yes отлично сходили!


Аватар Антон_т

Пытки участниц испанскими сапожками?  :)

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии,