Одиночный поход на вершину горы Аник

Дата события: 
10 - 26 августа 2020

И вот я стою на вершине горы Аник. Видимость нулевая, сильный дождь и ветер, я мокрый до нитки. Какие чувства меня переполняют? Радость, что я это сделал вопреки всему! Счастье, что моя маленькая мечта осуществилась, и опустошение после эмоциональной и физических нагрузок.

Вы спросите, а зачем тебе это? Стоило ли это всех сложностей, перенесённых в походе? Я задам встречный вопрос, а зачем люди ходят в походы, стараются выбраться на лоно природы? В общем, зачем стремятся к чему-либо? Лишь выйдя из зоны комфорта, можно почувствовать себя живым. А природа…она не отделима от нас, это часть нас самих, просто мы забыли об этом, живя в своих каменных коробках среди себе подобных.

Но почему именно Аник? Уже более 13 лет я путешествую по своему родному краю. Бескрайняя Уссурийская тайга, горные хребты величественного Сихотэ-Алиня, изрезанное побережье Японского моря. И всегда я стремился попасть туда, где природа была по минимуму затронута человеком, куда практически не ступала его нога. А гора Аник, как раз такая, одна из самых труднодоступных (из известных) вершин, куда от ближайшего населённого пункта идти около 90 км по дикой тайге и горным хребтам, без дорог и человеческих троп. К тому же, это самая высокая вершина в Приморском крае, а мы всегда стремимся к чему-то самому самому…

Первой моей целью на пути к горе Аник, была вершина – гора Ко, в простонародье именуемая Ведьминой. Это второй по высоте пик в горной системе Сихотэ-Алинь, высотой - 2004 м. н.у.м., который находится в Хабаровском крае. По началу хорошая тропа, ведущая к Зимовью и не жаркая погода, заряжали оптимизмом, что я без проблем за день доберусь до высоты 1200 метров, где обычно ночуют все туристы, несмотря на то, что до этого пришлось протопать лишних 10 км до начала маршрута (машина не смогла объехать глубокую яму). Но начавшийся ливень нарушил все планы, дождь шёл стеной и не утихал даже спустя несколько часов, река Ко очень быстро поднялась и «вспенилась», я принял решение встать лагерем намного раньше намеченного плана, а уже на следующий день наверстать упущенное.

Река Ко после ливней.

Всю ночь шёл дождь, утром одев мокрую одежду я отправился дальше. Вода была везде – она падала с неба, с зарослей малины и дикой смородины, под ногами и во время бродов через речку. На последнем ручье я заполнил две 1.5 литровых бутылки, рюкзак ещё больше стал тянуть вниз (стартовый вес рюкзака – 25 кг + фотооборудование около 5 кг). Но мой путь лежал наверх и только наверх! Взобравшись на хребет горы Столовая я попал в плотное молоко тумана под аккомпанемент сильного ветра и дождя, от этой вершины к горе Ко ведёт сложный и печально известный скальный гребень, названный «динозавриком». Аккуратно передвигаясь по узкому и острому гребню, я сопротивлялся натиску бокового ветра, что было довольно непросто – камни, покрытые лишайником были очень скользкие. И, наконец, я у цели! Палатку решил поставить прямо в ложбине перед последним, почти отвесным набором высоты, прямо за стлаником, защищавшим меня от порывов ветра. На вершине видимость была нулевая, и лишь только на следующий день – ближе к обеду, верхняя облачность немного разбежалась на пару часов, дав возможность насладиться видами, открывающимися с этой прекрасной вершины. Особенно поражала чаша горы Столовая и Зенит, в геологии называемая – ледниковым цирком! Жаль вся эта красота продолжалась недолго, когда я уже собрался поснимать с «динозаврика», всё снова затянуло.

Динозаврик в тумане.

Вид с горы Ко на цирк Столовой и Зенит.

Брокенский призрак с эффектом Глория

 Утром без изменений – дождь, ветер и сплошной туман, а меня ждал траверс по хребтам до вершины горы Спутник - 1805 м. н.у.м. Спуск в зону верхового леса и зарослей соснового стланика, где пришлось довольно изрядно побарахтаться, чтобы осилить небольшой участок. Иногда читались медвежьи тропы, по которым удавалось пройти намного быстрее. Дальше проще, повторяя изгибы холмов я двигался по высокой траве к своей цели, разочаровывало лишь полное отсутствие видимости и не прекращающийся дождь. Лишь однажды «туман» разбежался, обнажив горные хребты и пробегающие над ними чёрные тучи. Зрелище было потрясающее! Я стоял на одном из травянистых холмов с наклонной стороны, слева и справа от меня росли каменные берёзы с изогнутыми стволами, на дальнем плане горы, то высовывались, то вновь прятались в облаках. И всё это под гнётом дождя и ветра. Я даже попытался вытащить фотоаппарат, но не успел…картина потускнела так же быстро, как и набрала краски. В тот же день из тумана в 20 метрах от меня вышел крупный белогрудый медведь. Я остановился, рука автоматически легла на пусковое устройство с шумовыми патронами, медведь посмотрел на меня и через несколько мгновений развернулся и спокойно – не торопясь вернулся обратно в лес, а я продолжил свой путь.

Следующие три с половиной дня мне предстоял долгий путь к горе Аник по красивой и девственной реке Чукен. Дождь наконец-то прекратился и даже иногда проглядывало солнце. С горы я спускался по хребтам, придерживаясь звериных троп, обходящих мощные ветро завалы, но ближе к реке попал в сплошной повальный лес и решил сразу сваливаться в распадок, это было моей ошибкой… Я попал в нижний ярус зарослей кедрового стланика высотой более 2 метров с крепкими стволами, на участок протяжённостью около 300 метров я потратил часа полтора, протискиваясь с рюкзаком через эти дебри.

Остальной путь по реке превратился в борьбу за сохранность техники. Мало того, что в предыдущие дни влага просочилась в сумку, линзы и сам фотоаппарат, так ещё и река сильно поднялась и стала бурной после продолжительных ливней. Я четыре раза переходил основное русло вброд, упираясь длинной палкой в дно, а боковыми движениями, борясь с потоком, пытался удержаться на ногах, два раза река меня сбивала, а один – даже протащила пару метров по руслу, переворачивая, как куклу. В редкие моменты, когда солнце выглядывало из-за туч, я старался останавливаться, чтобы хоть немного просушиться. А ещё радовало обилие дикой чёрной смородины, произрастающей по берегам Чукена.

Лес у реки Чукен.

Лес у реки Чукен.

И вот этот день настал – день подъёма на вершину горы Аник! То о чём я мечтал все последние пять лет, когда впервые загорелся этой идеей. Воодушевлённый и полный сил я отправился в путь! Лишь немного огорчал тот факт, что вчера я не дошёл до верховья ручья Хребтовый – сделал полу дневку на открытой галечной косе для просушки мокрой одежды и фотооборудования, поэтому на вершину я заберусь не до обеда, а после.

С утра было голубое небо с красивыми белыми облаками, но потом погода вновь стала портиться…небо затянуло серой мглой, начало накрапывать. В самых верховьях ручья я набрал три литра воды, так как на вершине родников не предполагалось, не считая конечно ям с дождевой водой, но рассчитывать на них было нельзя. Подъём на хребет и само плато был не особо сложным, лишь на самой кромке я попал в заросли кедрового стланика высотой около 2.5 метров, где немного заплутал, начав его проходить не по прямой, чтобы сразу вылезти на плато, а огибая, в итоге увязнув ещё больше и потеряв много сил. Спасла меня медвежья тропа, по которой было легче маневрировать с тяжёлым рюкзаком. На плато вновь пошёл сильный дождь, поднялся ветер и плотный туман скрыл всё вокруг…Неужели будет всё, как и на горе Ко?! Из-за этого тумана и своей невнимательности я ушёл сильно вправо и вновь попал в объятия стланика. Идти было всё труднее, а скользкие камни и лишайник, напитанный водой, тратили и без того уже иссякающую энергию. Вечерело, оставалось идти всего каких-то 300 метров с небольшим набором высоты, но каждый шаг давался очень тяжело, температура упала до +5, а в насквозь мокрой одежде при пронизывающем ветре все последние остатки тепла быстро улетучивались, стоило лишь мне остановиться. Сильно хотелось есть. Спасали (и задерживали J) только поляны голубики и несозревшей кислой брусники, а так же маленькие ягоды шикши и сочные чёрные плоды арктоуса. Они бодрили организм и радовали вкусом. На последних 100 метрах высоты пришло понимание, что я это сделал, что моя цель уже видна сквозь туман, и я рванул на остатках энергии вверх на плато к каменному туру. Меня переполняли эмоции! Я сразу представил, что испытывают настоящие альпинисты, взбираясь на самые высокие вершины мира. И я стал лучше понимать, что такое работа на пределе своих возможностей. Конечно – Аник, это не Джомолунгма, но я думаю у каждого свой Эверест. На данный момент у меня он здесь, там, где я стою, промокший и замёрзший насквозь, не видящий ничего кроме капель воды и каменной пирамидки…

Каменные стражи горы Аник.

Оставалось найти место для лагеря, ветер был очень сильным с порывами. Недалеко от наивысшей точки я приметил ровную немного наклонённую площадку, покрытую лишайниками и ковром голубики. Со стороны ветра её прикрывал небольшой холмик, гася основной его напор, там и заночевал. Долго не мог уснуть и лишь в 3 часа ночи я погрузился в сон… вдруг меня перевернуло и бросило, что-то прижалось к лицу, в панике я резко подскочил, все вещи были разбросаны в беспорядке, правая сторона палатки нависала надо мной, выпячиваясь вовнутрь, а полы и растяжки хлестали снаружи об тент. Я лежал почему-то с краю на животе, хотя ложился с противоположной стороны. Вдруг снова мощный «удар» ветра и я почувствовал, как платка вновь попыталась поползти по склону. Я быстро вылез, чтобы укрепить растяжки, оказалось, что ветром порвало три верёвки, а оставшиеся две с привязанными тяжёлыми валунами протащило около полуметра вместе со мной и палаткой по мокрому склону. Я сделал, что мог и отправился спать под непрекращающиеся удары стихии…

Не успел я толком уснуть, как зазвонил будильник на 5:30 утра. Попытка открыть глаза и вытащить руки не увенчалась успехом, тяжёлая ночь дала о себе знать. Но мысли о рассвете и возможного отсутствия «тумана», заставили меня вылезти из тёплого спальника и выглянуть наружу… Разочарование, опять всё тоже самое, только без дождя. И я вновь уснул с надеждой, что может быть хоть к обеду погода улучшится. Проснулся от того, что стало жарко, изредка пробивавшееся сквозь верхнюю облачность солнце дарило тепло всему, чего касалось. Схватив фотооборудование я выскочил из палатки – началась охота за «облачными передышками». Они были редки, поэтому большую часть времени я занимался макросъёмкой высокогорной тундровой флоры, но когда солнце выглядывало из-за «тумана», и пелена спадала, а в просветах показывалось голубое небо с бегущими кучевыми облаками, то сердце пело. Фотоаппарат не передавал того, что я ощущал.

Вид с горы Аник.

Я то спускался вниз на плато, то вновь забирался наверх, пробегав так до обеда. Затем отправился на поиски воды на завтрашний день – ведь мне предстоял 26 км спуск по хребтам к реке Катэн. На высоте 1500 м. на плато было множество луж, заполненных грязной дождевой водой, но я надеялся найти родник. Мне повезло – на юго-западном склоне между камней сбегал ручеёк с чистой водой, вытекающей прямо из горы Аник. Весь оставшийся день я посвятил фотосъёмке ландшафтов и природы, когда позволяла погода.

Последнее утро на вершине началось, как обычно, лишь ветер немного поутих и сменил направление, повеяло холодом… Как итог - за два дня ни рассветов, ни закатов. Задержаться ещё на сутки я не мог, провизии оставалось впритык, да и обратный путь никто не отменял. Сборы были недолгие и вот, когда я уже готов был упаковать палатку и отправиться в путь, выглянуло солнце, «туман» рассеялся и наконец-то я увидел всю панораму гор с вершины Аник. Я не мог упустить такой момент и устроил просушку вещей, а сам в это время наслаждался красивыми видами вокруг. Батонство продолжалось пару часов, хотя я понимал, что такая задержка повлияет на мой маршрут, так оно и случилось. Спуск по хребтам был несложный, стланик везде легко обходился, а небольшие подъёмы не были особо крутыми, лишь «заросли» голубики сильно тормозили в пути, да красивые виды – погода окончательно улучшилась, по голубому небу пробегали белые кучевые облака, ветер стих.

Вид на гору Болотная.

Поднявшись на гору Таборная, ниже на хребте в зарослях стланика, я увидел какое-то движение, подкравшись ближе по началу не мог понять, кто это там копошится – медведи или кабаны? И лишь, когда из кустов показался массивный пятачок, всё встало на свои места. Как оказалось, они с удовольствием лакомились шишками кедрового стланика, составляя большую конкуренцию кедровкам, которые с громкими криками летали поодаль. Время близилось к обеду, а я даже не прошёл и половины пути. Постепенно открытые хребты сменил лес средней проходимости, где по тропам животных можно было обойти завалы, если не терять их из виду. Я спешил, но поздний выход и задержки в пути не дали пройти нужное расстояние до темноты.

Кабаниха.

На следующий день мне предстояло наверстать упущенное и по максимуму спуститься вниз по ручью Перевальному до реки Катэн. Проблема была одна – вода. На завтрак я израсходовал последние её остатки, а в дорогу оставалось не более пары глотков. Лишь ближе к обеду я дошёл до родника и наконец-то утолил свою жажду.

Река Катэн сильно отличается от реки Чукен, хотя по прямой расстояние между ними всего 10 км с юга на север. Если на Чукене, я объедался душистой чёрной смородиной, то на Катэне её практически не было, вместо неё были заросли кислой красной смородины. Да и лес совершенно другой – по берегам заросли дикой малины, элеутерококка, крапивы и плетёнка лиан актинидии коломикта (кишмиш), чуть поодаль сплошные папоротниковые поля, и лишь севернее, вдали от рек, переплетения линнеи северной и поляны дёрена канадского. А ещё удивило огромное количество муравейников, которые тянулись от самого хребта и вдоль берега реки, я насчитал более 200 штук!

Дёрен канадский.

Благодаря звериным тропам я довольно быстро передвигался по лесу, появились первые признаки людей – старые спилы и ржавые кулёмки на соболя. Хорошая тропа «убежала» на левый берег, но Катэн был довольно полноводный, с быстрым течением, поэтому я не рискнул соваться в воду, а продолжил свой маршрут по правому берегу реки. Начались скальные прижимы, местами приходилось карабкаться с рюкзаком по практически отвесным склонам, где сильно задерживали завалы деревьев. А ещё раздражала назойливая мошка, постоянно лезущая в глаза и рот, против которой не помогало даже пихтовое масло! Благо до хорошего зимовья, отмеченного на карте, оставалось совсем чуть-чуть.

Огромный муравейник.

Пороги на реке Катэн.

Охотничья избушка оказалась очень хорошей, уютной и аккуратной, с отдельно стоящей баней и заготовленными дровами. Внутри царил полный порядок. Я решил остаться здесь на ночь и не идти дальше. Первым делом я убрал ампулы нашатырного спирта с порога, предназначенные для незваного гостя в лице медведя. Растопил баньку, набрал воды из реки, и пока она нагревалась, начал готовить себе ужин из остатков пропитания. Где-то я промахнулся с раскладкой, поэтому еды практически не осталось, а впереди ещё полтора дня до окончания маршрута. Поиски по сусекам особо результата не принесли, лишь невкусное сало из военного пайка, да сухари с солью, но на тот момент даже такой провиант уплетался за милую душу.

Ох, какое же это наслаждение наконец-то помыться в горячей воде, впервые за 12 дней. Да ещё и с мылом, источающим дивный аромат цивилизации! После баньки я вышел заново родившимся, я почувствовал себя человеком. Завтра предстоял тяжёлый день, и я решил лечь пораньше.

Ампулы нашатыря.

Ранний подъём и пора снова в путь. Убравшись в зимовье, я отсыпал сухарей в дорогу, а взамен оставил несколько пластырей, йод и разную полезную мелочёвку. Таёжные правила лучше не нарушать. Открыв все двери настежь и положив обратно под доски нашатырь, я поблагодарил всех тех, кто следит за порядком в этом чудном зимовье. Хорошая тропа бежала вдоль реки Катэн, а затем повела в нужном мне направлении по Юльевскому ключу. Вскоре я вышел на хорошую дорогу, которая продержалась почти пять километров, пока заросли ивняка и малины не сделали её непроходимой. Решив подниматься по правой стороне, чтобы сразу вылезти на хребет и по нему не торопясь выйти на перевал Ненадёжный (1100 м. н.у.м.), я совершил ошибку. Весь склон представлял собой старые вырубки с поваленными стволами, поросшими зарослями крапивы и малины. Я потратил много времени, чтобы выбраться оттуда, пришлось лезть в лоб на хребет, обходя эти участки.  Сил уже не было, и я полз, как черепаха, стараясь придерживаться определённой высоты. Изначально я планировал подняться и спуститься с перевала до реки Ко за один день, чтобы потом спокойно дойти до моста, а затем ещё 10 км до места, где меня должна была ждать машина. Но время поджимало, а силы были на исходе, уж очень сильно вымотал меня тот небольшой участок, а может сказывалась общая усталость и нехватка энергии. Я решил заночевать прямо на перевале. Завтра меня ожидал 15 км спуск до моста Ко, а затем 10 км по дороге и всё это нужно было успеть до 12 часов дня. Съев последний пакетик каши, я отправился спать.

Перевал Ненадёжный 1100 м. н.у.м.

Ночью пошёл дождь. Проснувшись в 4 утра, я нацепил на лоб фонарик и начал спускаться с перевала. Хорошая звериная тропа шла на всём протяжении пути, и я довольно быстро дошёл до реки Ко, где уже по протоптанной человеком дорожке «добежал» до моста. Дождь перешёл в ливень. Я опаздывал, поэтому времени на отдых не оставалось. Вперёд и только вперёд!

Мост через реку Ко.

Придя на место выброски, я не обнаружил машины, в голову закрались тревожные мысли о нескольких дополнительных часах перехода до посёлка Солонцовый, но пройдя дальше вздохнул с облегчением – машина стояла около моста. Я был очень рад, наконец-то встретить человека, Алексей напоил меня вкусным чаем и накормил сладкими вафлями. Впереди меня ждал долгий путь домой – 4 часа на машине и 15 часов на поезде Москва-Владивосток.

Возвращаясь в цивилизацию ты стремишься к таким простым и обыденным вещам, как кусочек душистого мыла, кровать с подушкой, разнообразие еды и даже просто возможность помыться в горячей воде. Но у городского комфорта есть и обратная сторона медали – стрессы, технологический шум, экология и многое другое.

Город давит, уничтожая связь человека с природой. Именно поэтому даже после очень сложных походов, уже через пару недель тянет обратно…туда, где ты становишься тем, кто ты есть на самом деле.

Участник похода: Берков Виталий.

Стартовый вес рюкзака + фотооборудование – 30 кг. Пройдено 196 км, 20 из них по дороге. На каждой вершине провёл по две ночи. 12 ходовых дней с 10 по 26 августа. Минус шесть килограмм.

 

Голосование: 
4.11111
Оценка: 4.1 (голосов 9)

Комментарии


Аватар laoshi2

Отличный поход, еще лучше фото! Хотя я никогда не понимала туристов-одиночек. Но! Виталий, это я знаю, что ты Виталий. Опять и опять прошу: герои, пишите свои имена и фамилии! Народ должен вас знать!

 


Аватар ankxiteatr

Да, это я ) Спасибо большое! По тб лучше всё-таки ходить вдвоём и более, но у меня не всегда так получается, да и я по душе одиночка.


Аватар valera

Где мои 50....? wink Молодец Виталий!

 


Аватар ankxiteatr

Спасибо, Валерий! У вас тоже отличные путешествия ;-)



Очень крутой поход. Вы сильный и смелый человек. Надеюсь повторить ваш маршрут. 

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии,